История в украшениях

Брошь – украшение у самого сердца

Одно из старейших ювелирных изделий, брошь, на протяжении долгого времени была едва ли не самым распространённым украшением в мире. Во-первых, потому что никогда не имела чёткой гендерной принадлежности – её носили как женщины, так и мужчины. Во-вторых, расположенная на видном месте, она позволяла в самом выигрышном свете представить драгоценные камни. Незаслуженно списанная в архив во второй половине прошлого века, сейчас она снова становится объектом внимания ювелиров и дизайнеров.

Краткий экскурс в историю

В период Возрождения и барокко брошь уже была самостоятельным фигурантом костюма многих горожан. Причём, как видно по портретам того времени, мужчины украшали себя с тем же рвением, что и дамы, и броши играли не последнюю скрипку в их образах, подчёркивая статус и уровень достатка. Так, только в личной коллекции английского короля Генриха VIII насчитывалось больше 320 брошей.

В XVII веке географические открытия позволили расширить состав ювелирных изделий: в брошах замерцали жемчуга, засверкали колумбийские изумруды, бразильские топазы, персидская бирюза, афганские лазуриты и, конечно, индийские рубины и бриллианты: торговлю последними в Европе контролировал купец и «охотник за драгоценностями» Жан-Батист Тавернье.

Наследство Севинье

Почти ни один рассказ об истории броши не обходится без упоминания имени маркизы де Севинье, жившей при дворе французского короля Людовика XIV. Помимо своих «Писем», самого известного эпистолярия французской литературы, она вошла в историю как основоположница моды на брошь в форме усыпанного бриллиантами банта с подвесками.

Ювелирные банты на корсаже платья также несли символическую нагрузку: прикрепленные возле сердца, они сигнализировали о том, что дама влюблена, а подвешенные на ленте в виде кулона – что она расположена к адюльтеру.

К концу XVIII века ювелиры потеряли интерес к этой форме, зато в 1858 году случился триумфальный реванш: поставщик британского королевского двора, ювелирный дом Garrard, изготовил для своей покровительницы, королевы Виктории, три усыпанные бриллиантами броши в форме изящно скрученных бантов. Затем они переходили по наследству от одной королевы к другой: последней в них не раз появлялась самая известная любительница брошей Великобритании Елизавета II.

В начале ХХ века форма банта также встречалась во многих ювелирных изделиях. На дворе стояла элегантная эдвардианская эпоха, украшения приобретали всё более естественные и пластичные очертания, и банты не выглядели так же безупречно симметрично, как в XVII веке. Их бриллиантовые концы изгибались, как от дуновения ветра, или демонстрировали сложные узоры, напоминающие вышивку. А после того как свои версии банта стали предлагать такие ювелирные гиганты, как Tiffany & Co и Chanel, он перешёл в разряд ювелирной классики.

Ювелирный бестиарий

Флора и фауна – одна из первых и очевидных ювелирных тем. Но во всей своей красе она предстала на украшениях в XIX веке, когда мастерство ювелиров шагнуло далеко вперёд, позволив им работать над сложнейшими формами и устраивать между собой своего рода соревнования.

Если цветочные мотивы к XIX веку стали классикой, изображения животных считались подобием вызова: эстетического и профессионального. Одним из пионеров анималистического жанра считается основанный в 1858 году во Франции ювелирный дом Boucheron. Начав с изготовления украшений в форме змеи – такой экстравагантный заказ поступил от фаворитки Наполеона III Мадам де Кастельон, он стал регулярно пополнять свои коллекции новыми представителями фауны, задавая новый тренд.

К концу XIX века в поле зрения европейских мастеров попали насекомые – и ассортимент ювелирного бестиария стал ещё шире. Броши-стрекозы, бабочки и жуки часто изготовлялись по натуралистическим зарисовкам насекомых и выглядели всё более правдоподобно.

В начале ХХ века свои версии вдохновленных «миром животных» брошей предлагали уже многие бренды, но в 1914 году у Boucheron появился по-настоящему серьёзный конкурент в этом жанре: никогда прежде не увлекавшийся «миром животных» дом Cartier представил наручные часы с изображением пантеры, своим будущим символом.

Броши сегодня

Если Елизавета II носит броши по всем правилам этикета – строго одно изделие и только с левой стороны у плеча, то на подиумах и в повседневной жизни эти условности давно нарушены. Броши, которых может быть от одной до, например, пяти, мигрируют с жакетов и платьев на головные уборы, оттуда на сумки – и снова на лацканы жакетов. Правда, и здесь нет ничего нового: к головным уборам их прикалывала ещё Коко Шанель, а множество брошей на одном жакете или платье носили голливудские звёзды 1930–1940-х.

Элегантный аксессуар, проверенный временем и украшенный натуральными бриллиантами АЛРОСА, доступен в нашем каталоге

Автор:

Читать дальше

8-800-222-81-02